Библиограф - зарубежные авторы. Выпуск 60


какую информацию для анализа можно получить из раздела Paytable в казино Вулкан Россия 9e449300

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 60 из серии "Библиограф - зарубежные авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки зарубежных от нас поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги.

Глава 119. Лейси Э. - Лем С.

В этой главе опубликовано


Леклер Дэй - Вспомни Ту Ночь
Воспоминания о той фантастической ночи, что Ник Коултер провел с Дани, преследовали его постоянно. Ник любил Дани, нуждался в ней. И когда он узнал, что у нее будет его ребенок, тут же предложил ей выйти за него замуж.

Но она ответила отказом...
ПРОЛОГ
Ник Коултер покинул Париж на две недели раньше намеченного срока.
Он и сам не знал, почему ему так не терпелось уехать. Решение принял мгновенно. Действовал импульсивно, скорее подчиняясь какому-то внутреннему голосу, нежели руководствуясь доводами разума, что совершенно ему несвойственно: недаром же его прозвали мистер Ледяная Глыбе.Впрочем, он так же повел себя и в ту ночь, когда позволил инстинкту взять верх над разумом.
Той ночью Дани Шератон отдалась ему.
Мощный инстинкт самосохранения заставлял его всячески отрицать неизгладимое впечатление, которое произвел на него тот единственный, незабываемый вечер, проведенный с ней вдвоем. Он пытался убежать от своих воспоминаний, но никакой силой воли свершившегося не изменить.
Вечером, перед отъездом в Европу, Дани пришла к нему. После пяти долгих лет ожидания он наконец-то занялся с ней любовью.
А потом уехал.
Однако воспоминания о тех мгновениях преследовали его день и ночь. Чтобы они вернулись, достаточно было любого пустяка.
Перед его глазами снова возникла Дани. Вот она медленно раздевается — так медленно, что у него начинает сосать под ложечкой. Падают на пол, один за другим, предметы туалета из красного, как роза, атласа, обнажая ее прекрасное тело.

Дани источала столько тепла, что растопила сковывавшие его ледяные оковы, и впервые за долгие годы ему показалось, что он ощутил дыхание весны...
Она опустилась возле него на колени; отблески огня, пылавшего в камине, играли в ее густых темных волосах. Ни одну женщину не желал он так сильно. И тем не менее подспудно помнил об осторожности и осмотрительности. Ему не забыть, как серьезно было выражение ее лица.

Казалось, она все не может решиться, что само по себе выглядело странно: ведь более уверенного в себе и открытого человека, чем Дани, ему еще не приходилось встречать. Но в ту ночь...
Возможно, ей не давали покоя какие-то воспоминания, потому что в тот раз она превратилась из всегдашней необузданной цыганки в робкую невинную девушку, которая сгорает от желания, но вместе с тем не может преодолеть страх накануне своей первой ночи любви. А когда он взял ее, она долго смотрела на него своими огромными глазами с выражением безмерного изумления, словно ей только что открылась некая удивительная, волшебная тайна, разгадку которой так долго и тщательно от нее скрывали. Этот ее облик столь прочно запечатлелся в его душе, что не помогали ни расстояние, ни время.
Ник закрыл глаза, бессмысленно и дальше обманывать самого себя. Он прекрасно знает, почему хочет как можно скорее покинуть Париж. Пришло время .возвращаться домой.
Он нужен Дани.
ГЛАВА ПЕРВАЯ
—Ты беременна.
Дани ухватилась за ручку входной двери. Колени у нее подгибались. Она боялась, что вот-вот упадет. В бешенстве смотрела она в его невозмутимо-спокойные синие глаза, взгляд которых был все таким же жестким и непреклонным.

Как всегда, Ник оставался воплощением олимпийского спокойствия, тогда как ей приходилось прикладывать неимоверные усилия, дабы не взорваться.
— У тебя поистине талант открывать Америку из форточки, — раздраженно бросила Дани, инстинктивно прикрывая рукой выпирающий живот. Какая же она глупая. Думала, что при встрече с Ником у нее даже не дрогнет сердце.

Не тут-то было.


Лейнстер Мюррей - Медицинская Служба 3
Лейнстер Мюррей - Медицинская Служба 4
Лейнстер Мюррей - Медицинская Служба 5
Лейнстер Мюррей - Медицинская Служба 6
Лейнстер Мюррей - Медицинская Служба 7
Лейнстер Мюррей - Монстр С Края Света
Лейнстер Мюррей - На Двенадцатый День
Лейнстер Мюррей - Одинокая Планета
Лейнстер Мюррей - Оружие - Мутант
Лейнстер Мюррей - Оружие-Мутант 2
Продолжение главы 119

Глава 120. Леман Б. - Летем Д.

В этой главе опубликовано


Лем Станислав - Правда
Не от желания сбежать и не со злости – просто хотел убедиться. Стол у меня из орехового дерева. Бумаги вдосталь. Писать разрешается. Только никто этого не читает.

Но я все равно пишу. Не хочу одиночества, а читать не могу. Что ни дадут мне читать, все сплошная неправда, буквы начинают плясать перед глазами, и я теряю терпение.

То, что есть в книгах, ничуть меня не интересует с той минуты, когда я понял, как все обстоит на самом деле.
Меня очень опекают. Утром – ванна, теплая либо комнатной температуры, с тонким ароматом. Я установил, чем различаются дни недели: по вторникам и субботам вода пахнет лавандой, а в остальные дни – хвойным лесом. После ванны – завтрак и визит врача.

Один из младших врачей, не помню его имени (не то, чтоб у меня с памятью было неладно – просто я сейчас стараюсь не запоминать несущественные факты), интересовался моей историей. Я ему дважды все рассказывал, с начала до конца, а он записывал мой рассказ на магнитофон.

Вероятно, он добивался повторения, чтобы сличить обе записи и таким путем установить, что в них остается неизменным. Я сказал ему, что об этом думаю; сказал также, что детали несущественны.
Спросил я его еще, собирается ли он представить мою историю как «клинический случай», чтобы привлечь к себе внимание медиков. Он слегка смутился. Может, мне это только почудилось; во всяком случае, с тех пор он перестал выказывать ко мне расположение.
Но все это не имеет значения. И то, до чего я допекался, отчасти по воле случая, отчасти благодаря другим обстоятельствам, в некотором (тривиальном) смысле тоже не имеет значения.
Существует два рода фактов. Одни могут оказаться полезными – например, тот факт, что вода кипит при ста градусах и превращается в пар, согласно законам Бойля-Мариотта и Гей-Люссака; благодаря этому в свое время оказалось возможным сконструировать паровую машину.

Факты другого рода не имеют такого конкретного значения, ибо касаются всего, и никуда от них не денешься. Для них нет никаких исключений и нет никакого применения – и и этом смысле они ни к чему. Иногда они могут иметь неприятные для кого-нибудь последствия.
Я солгал бы, если б начал утверждать, что удовлетворен своим теперешним положением и что мне совершенно безразлично, какие записи сделаны в моей истории болезни. Но мне известно, что единственная моя болезнь – это мое существование и что вследствие этой болезни, всегда имеющей роковой исход, мне удалось доискаться до истины, а поэтому я испытываю некоторое удовлетворение, как всякий, кто сознает свою правоту – вопреки большинству. В моем случае – вопреки всему миру.
Я могу так выразиться, потому что Маартенса и Ганимальди нет в живых. Истина, которую мы втроем открыли, убила их. В переводе на язык большинства слова эти означают только то, что имел место несчастный случай.

Действительно, он имел место – но значительно раньше, миллиарды лет назад, когда пласты огня, оторвавшиеся от Солнца, начали сворачиваться в шар. Это было началом агонии, а все остальное, включая темные канадские ели за окном, и щебетанье сиделок, и мое бумагомарание, – это уже только загробная жизнь.

Знаете, чья? В самом деле, не знаете?
А ведь вы любите глядеть в огонь.


Лем Станислав - 'ничто, Или Последовательность'
Лем Станислав - 'новая Космогония'
Лем Станислав - О Выгодности Дракона
Лем Станислав - О Книге Бенедикта Коуски 'предисловие К Автобиографии'
Лем Станислав - О Королевиче Ферриции И Королевне Кристалле
Лем Станислав - 'о Невозможности Жизни', 'о Невозможности Прогнозирования'
Лем Станислав - О 'неопознаннных Летающих Объектах'
Лем Станислав - О Сверхчувственном Познании
Лем Станислав - О Себе (Голем Xiv)
Лем Станислав - Об Экранизации Романа 'солярис'
Продолжение главы 120